РусскийRU EnglishEN ItalianoIT EspañolES

Девять типичных клиентских страхов при работе с юристом

Девять типичных клиентских страхов при работе с юристом

1. Потеря документов. Клиентам кажется, что единственная цель нашей работы – отобрать у него документ, а дальше кровожадно его потерять. Если не удастся потерять, можно в крайнем случае выбросить или, если совсем не хочется напрягаться, сложить в дальнюю папку и убрать в дальний угол. Причем, тут действует закономерность: чем проще получить дубликат такого документа, тем больше клиент боится за его судьбу…

Кстати, перед всеми курьерскими службами стоят те же задачи по потере документа. Отсюда вытекают и запросы на поездки в стиле «а ля труа» в государственный орган: клиент, его документ и юрист. Документ не должен покидать своего хозяина, в крайнем случае, должен всегда находиться в поле зрения и на расстоянии вытянутой руки.

2. Сговор. На вопрос судьи: «Мнение стороны?», юрист ответил: «Не возражаю». Если твой представитель не возражает, значит он заодно: заодно с судом, оппонентом, обстоятельствами, которые сложились против клиента…

3. Опять сговор. Отсюда вытекает страх третий: сговор с другой стороной. Ты здороваешься с представителем другой стороны, еще хуже, с самой другой стороной?? Ты им улыбаешься и перекидываешься легкими фразами о ходе развития процесса? Ты им звонил??? Сговор, однозначно. Непонятны пока ни мотивы, ни финансовая составляющая, но тень хмурого сомнения уже заползла в незамутненную доселе исками душу клиента и придется приложить-таки усилия, чтобы эти сомнения оттуда выгнать.

4.  Судья против нас. Судья нахмурился, промолчал, резко задал вопрос, резко прервал, отклонил ходатайство – все это может значить только одно: судья уже принял решение не в нашу пользу. Кстати, слишком ласковый судья, наоборот, вызывает эйфорию, с которой работать еще сложнее. Из этого вытекает пятый страх.

5. Судья куплен. Сложность и цена иска не имеют значения. Если иск совсем без цены – тоже неважно. Судья уже куплен или хочет, чтобы его купили. Нужно непременно тоже «решить вопрос». На вопрос: «Как вы себе это представляете?», клиент обычно тушуется, потому что сам ЭТО как раз никак и не представляет. Но вопрос хороший, мы бы назвали его «отрезвляющим».

6. Юрист оказался так себе юристом. Юрист не рвет на себе и оппоненте волосы, рубашку, не заносит на бумагу все душераздирающие и очень важные для суда! почти интимные подробности жизни клиента? Очевидно, этот юрист не радеет за дело, потому что это дело НЕ ЕГО! Он не пропускается его через себя, он - формалист, который раз за разом отвергает все интереснейшие наработки клиента, с таким трудом собранную доказательственную базу, пропускает пикантнейшие нюансы, которые, без сомнения, могли бы навсегда склонить чашу судейских весов в его пользу.

7. Нет свидетельства на собственность – нет собственности. Этот страх носит необъяснимо иррациональный характер. У нас был случай, когда звонила проконсультироваться дама, обнаружившая в квартире своего брата отсутствие документов на его квартиру. Она страстно хотела обратиться в полицию по факту воровства брата у себя этих документов, считая, что их отсутствие повлечет за собой драматичные для всей семьи последствия в виде потери квартиры. Как именно можно «потерять» квартиру, потеряв документы, дама объяснить затруднилась. Мы тоже, кстати, пока не знаем…

8. Нежелание быть истцом/ответчиком. Тот, кто непременно хочет быть истцом, звонит юристу в ночь и требует немедленно составить и с утра подать исковое заявление, заняв очередь первым в судейскую канцелярию. На вопрос: «Что это меняет?» следует простой и лаконичный ответ: «Я хочу быть первым». Обычно после этого юристу уже сказать нечего…

Тот, кто хочет быть ответчиком, бесконечно тянет с началом судебного разбирательства даже в тупиковой для миролюбивого разрешения ситуации. Он выжидает… Видимо, у слова «ответчик» есть второй смысл – «жертва», а сценарий жертвы бывает весьма привлекателен.

9. Я – уже сам себе юрист. Поэтому: за что я плачу деньги? Такие клиенты – уже чудо как клиенты: они знают назубок кодекс (какой-то), называют оттуда номера статей (без названия самих статей), они знакомятся с делом чаще своего представителя, а на протокол каждого судебного заседания требуют подать замечания: «Я же сказал, что он/она врет, а в протоколе этого нет», «Здесь судья вздохнул, а в протоколе это не отражено».

В какой-то момент они непременно захотят сменить юриста, который не разделяет их пыл, не генерит идей, не заваливает суд кипой ходатайств, заявлений, уточненных заявлений, письменных пояснений, дополнений к пояснениям, уточнений к дополнению к пояснениям…

Неотвратимо наступает момент, когда такой клиент начинает консультироваться еще в десяти других местах в поисках свежих идей, документов и юристов. Новому юристу повезет, если дело закончится через несколько месяцев. Если же нет, клиент побежит опять. Его может остановить только ненадежное финансовое состояние. Если же в этом проблем нет, такой клиент начнет привлекать новых юристов. Если все эти юристы между собой не сработаются (что очень вероятно, ведь до этого клиента они даже не подозревали о существовании друг друга), то начинается чехарда: один документ составляет несколько человек, потом клиент сравнивает редакции, вносит коррективы, компонует окончательный вариант, и юристу с максимальным лимитом доверия поручается все это торжественно зачитать в суде. В результате юристы, этим доверием обделенные, начинают терять интерес к делу и к клиенту…

Все клиенты, конечно, разные. С кем-то работается легко и продуктивно, с кем-то занудно или муторно. Эффективным решением проблемы экономии своего и чужого времени, на наш взгляд, является почасовая оплата времени юриста, что практикуется в европейских странах, но, к сожалению, не у нас. У нас клиент платит за результат, а не за потраченное на достижение результата время, поэтому зачастую это время совсем не ценит…  

 

Другие публикации

Еще одна статья на Moscovita!

Читайте еще одну статью нашей замечательной переводчицы Клаудии Редиголо, которую она написала совместно с юристами нашей компании, об основных нюансах миграционного законодательства России. К сожалению, в нашей стране нет системы уведомления иностранцев о тех или иных изменениях в миграционном законодательстве: предполагается, что это исключительно задача самого иностранного гражданина. Учитывая, как часто вносятся те или иные изменения в этой сфере, для иностранца исключительно важно быть в курсе таких изменений. Помните, что незнание закона не освобождает от ответственности!

Все публикации